Главное

Новости

Отрывок из книги «Братство безрассудных»

30 октября, 2020

Захватывающая история, где читатель сам становится детективом! Близнецы Алис и Тео учатся в школе в городке Эманж. Спокойная жизнь заканчивается, когда кто-то взламывает шкафчик Тео и оставляет записку: чтобы вернуть свои вещи, мальчику придётся выполнить задания загадочного «Братства безрассудных». Читателя ожидает напряжённое расследование, исход которого зависит от его решений!

ГЛАВА 1

— Ну что, ребята, как прошёл первый день в новой школе?
Окна в машине запотели, Алис натянула рукав на ладонь и протёрла им стекло. На улице было серо — как всегда, когда приходило время возвращаться к урокам.
— Я учусь здесь уже три года, пап.
— Знаю, Квентин. Я обращался к близнецам. Итак, Алис, Тео, что скажете? 
С заднего сиденья машины донеслись вздохи.Трое ребят отлично знали, что им не избежать ежегодного допроса — Гектор, отец семейства, страстно интересовался вопросами местной политики и очень хотел знать мнение детей о новых школьных зданиях.
— Вам понравилось?
Сквозь толстые стёкла очков он разглядывал детей, тесно прижавшихся друг к другу на заднем сиденье. Близнецы хмурились, а старший, сидевший посередине, насмешливо улыбался:
— Папа, мы отлично знаем, что ты хочешь обсудить новые здания, но тут не о чем говорить. Поболтаем лучше о том, что Алис попала в один класс с Тео и теперь дуется из-за этого!
— Я вовсе не дуюсь! — запротестовала девочка.
— Ты недовольна, что попала в один класс с братом? — спросил отец.
— Вовсе нет, и я не дуюсь, — ответила Алис, пожав плечами. — Тео, хоть ты можешь мне объяснить, в чём дело? Тео — круглолицый мальчик — явно чувствовал себя не в своей тарелке. Он озадаченно округлил глаза:
— Ну-у-у-у…
— Лаура! — сердито перебила его Алис.
— Какая Лаура? При чём тут Лаура?
— Лаура Астрюзиф! Мой заклятый враг!
— Астрюзиф? Дочка мэра? Это она твой заклятый враг? — воскликнул отец, приподняв брови.
— Неважно, дочь она мэра или нет, но она — настоящая задавака. Вечно сидит на первом ряду, никому и слова нормально не скажет.
Все учителя её обожают, — тут девочка сделала вид, что её тошнит.
— Алис ненавидит её из-за той прошлогодней истории, — насмешливо сказал Квентин.
Ему было четырнадцать, он носил причёску как у футболиста и был очень доволен собой. Любимой игрой Квентина было доставать сестру. А история, о которой он упомянул, моментально и гарантированно выводила её из себя. Под испытующим взглядом отца Квентин продолжил рассказывать:
— В один прекрасный полдень, на нашу дорогую Лауру внезапно снизошло озарение. Войдя в роль благодетельницы класса, она донесла, что Алис притащила в школу йо-йо. А такие игрушки в школе запрещены, поэтому учительница была вынуждена её конфисковать. Тогда Алис, пребывая в глубоком смятении…
— Мне так и не удалось получить йо-йо обратно!
— …ударилась в слёзы на глазах у всего класса!
Тут Квентин захохотал.
Алис стремительно отвернулась к окну, её щёки пылали.
— Ты мне больше не брат.
— Ну-ну-ну, малышка Лала, — успокаивал её Гектор. — Это не страшно.
Алис бросила на него испепеляющий взгляд, она ненавидела своё детское прозвище. Что ж, если даже папа её не понимает... Решено! Больше никому из них она и слова не скажет. Будет им урок.
— Это нормально, когда в классе кто-то тебе не нравится. Но я уверен, вы сумеете найти общий язык.
Алис ничего не ответила. Тогда Гектор снова попытался разговорить ребят:
— И всё же, как вам школа? Вы уже совсем взрослые! Осмотрели окрестности?
Тео посмотрел на сестру, которая от него отвернулась, и сказал:
— Да, утром. Мы начали со здания «А» — там внизу столовая, а на втором этаже администрация, комната учителей и справочная.
— Да, — серьёзно сказал папа. — Это старинное здание, да?
— Да, из красного кирпича.
— К счастью, его решили сохранить, — вздохнул отец. — Вы знаете, что такие здания — с каркасными кирпичными стенами есть только в Эманже? А наша «подруга» — мама Лауры, мэр Лоранс Астрюзиф, которая об этом отлично знает, решила наплевать на старину и осуществить свой проект по реконструкции школы. Я не понимаю, как можно сносить с лица земли исторические постройки и воздвигать на их месте эти чудовищные бездушные конструкции…
— Да, пап, мы в курсе, — перебил его Квентин.
Вся семья Фонстран частенько потешалась над пламенными монологами Гектора, хранителя городского музея. И только Тео слушал его внимательно, да ещё мама требовала, чтобы
дети вежливо выслушивали рассказы отца.
— Да, я отвлёкся. Тео, продолжай.
— Ещё мы сходили в научный центр в здании «Б».
— В этом новом корпусе совсем неплохо, — прокомментировал Квентин, — больше места в классах, новые лаборатории.
— Уф-ф-ф, — пробормотал Гектор.
— Жаль только, что там живут привидения, — продолжил Квентин, подражая интонации Тео.
— Что?
Другим любимым развлечением Квентина было придумывать разные страшилки, чтобы пугать впечатлительного младшего брата.
— Говорят, давным-давно учитель биологии ставил в подвале здания эксперименты... которые плохо закончились для одного из учеников! С тех пор его призрак прячется в кабинетах для научных занятий и бродит по коридорам, ища себе жертву среди малышей-новичков.
Тут Квентин посмотрел прямо в глаза испуганному Тео и тихо-тихо спросил:
— А ты, ты разве не малыш-новичок?
— Квентин, прекрати! Тео, не слушай его.
Так, о чём мы говорили? Ах да, что вы делали после обеда?
С трудом сглотнув слюну, Тео продолжил слабым голосом:
— Мы ходили смотреть здания «В» и «Г» — там ещё кабинеты и комната для самостоятельных занятий, а в конце мы пошли в спортивный зал.
— Занятия начнутся только завтра?
— Да, сегодня мы разбирались, где какой класс, выбирали старост, получили расписание и учебники…
— И кто будет вашим классным руководителем? — прервал его Квентин.
— Уф. Я не запомнил её имя, такая старая дама в огромных красных очках. У неё светлые взъерошенные волосы и ободок на голове. Кажется, она учитель биологии.
— Да-а-а, это мадам Шамбельон. Чокнутая.
— Квентин, хватит! Я же просил! Если тебе не терпится поговорить, лучше расскажи, как прошёл твой день.
— Да всё как обычно, — протянул Квентин. — Я теперь в 8«Б». Нам всем представили нового смотрителя, некого Дамиена Мюлле. Он выделил каждому по шкафчику. Вот и всё, ничего особенного.
— А у вас в пятом классе есть шкафчики? — уточнил отец у близнецов.
— Да! Это по правде здорово — иметь собственный шкафчик — с гордостью ответил Тео. — К счастью, я принёс замок и уже сложил туда все свои книги.
— Хоть кто-то об этом подумал, — бросил Квентин, нехорошо улыбнувшись.
— Ты забыла свой, Лала?
Повернувшись лицом к окну, Алис не ответила — она держала слово, которое только что дала сама себе. Она была в ярости и хотела только одного — добраться наконец до дома, где её оставят в покое.
Остаток пути прошёл в полном молчании. Мимо под моросящим дождём проплывали бледно-жёлтые фасады зданий. Машина миновала выезд из города, оставив позади последние дома, и выехала на прямую аллею, окаймлённую густыми кустами. Через сотню метров автомобиль вздрогнул и остановился перед воротами из необработанной
древесины. В ту же секунду Алис выскочила из машины, резко хлопнув дверцей, распахнула ворота и бросилась к дому.
— Ох, она настоящий ураган, — вздохнул отец с улыбкой.
Поскользнувшись несколько раз на мокрой дорожке, посыпанной гравием, Алис добежала до крыльца. Как торнадо, она ворвалась в дом и взлетела на второй этаж — к себе в спальню, громко топая по лестнице. Захлопнув за собой дверь и швырнув рюкзак на пол, девочка бросилась на кровать.
Тревожные мысли не давали Алис покоя. И в этом году — опять, как же так! — ей придётся терпеть эту напасть — Лауру. И та станет ещё нестерпимей, ведь в первый же день её выбрали старостой класса. Пусть староста — это временно, но вот заносчивый вид — это навсегда. К тому же Тео снова с ней в одном классе и опять пристаёт, как банный лист. Алис, конечно, любит брата, но он такой нерешительный, такой робкий, такой мягкий, что ужасно её раздражает. К тому же придётся всё время защищать его от остальных — этим она уже и так заработала себе дурную репутацию среди взрослых. Алис скрестила пальцы, надеясь, что учителя в новой школе ещё ничего об этом не знают.
Стоило ей взяться за книгу в надежде отвлечься, как в комнату вошёл Тео. Они с братом всегда жили в одной комнате, которую разделяла надвое тонкая меловая линия. Слева была территория Тео — там царили порядок и чистота; а справа, на половине сестры, всё поглотил хаос.
Мальчик принялся разбирать вещи, когда снизу послышался голос:
— Квентин! Близнецы! Идите сюда!
Спустившись в гостиную, дети увидели, как отец достает торт.
— Что празднуем? — спросил Тео.
— Порадую, вот увидите! — Гектор протянул детям стаканы с фруктовым соком. — Не каждый день узнаёшь такие новости... Так, у всех есть напитки? Анна, расскажешь?
Лицо матери сияло от радости.
— Нам удалось найти спонсора для ремонта старого крыла музея!
— Того, что выглядит заброшенным?
— Именно! Как только ремонт завершится, мы сможем расширить музей!
— Победа была бы просто блестящей, если бы мы смогли поместить в это крыло сокровище Эманжа…
— Ох, дорогой мой! Давай не будем об этом. Сегодня у нас праздник! — покачала головой Анна, поднимая бокал.
— С тех самых пор как мы начали попытки… — радостно сказал Гектор под звон стекла.
— Нам не хватает только подписи госпожи мэра на разрешении, и можно начинать работы!
Радость Анны и Гектора оказалась такой заразительной! Алис немного расслабилась. Она почти забыла, что завтра её ждёт первый настоящий учебный день.

Отрывок из книги «Братство безрассудных». Редакция «Wonder Books»

Подпишитесь на наши новости