Главное

Новости

Отрывок из книги «Каникулы Теши Закроватного. Теша в поисках клада»

11 апреля, 2019

Говорят, в глубине леса, что раскинулся прямо за забором летнего лагеря "Солнышко", спрятан самый настоящий клад, а охраняет его жуткое чудовище! Правда, ребят из шестого отряда уже не напугаешь чудовищами и не удивишь знакомством с лешими и русалками — ведь они дружат с Тешей Закроватным — самым настоящим квартирным! А старый леший, похоже, в самом деле прячет от людей сокровище…

Глава первая
Мафоранец

День традиционно начался со стука в дверь и протяжного крика: «Поооодъёооооом!! Вы там оглохли все?!» Вожатый Константин Алексеевич, он же Котенька, был безжалостен, как всегда.

Шестой отряд недовольно ворочался на кроватях.

Вставать не хотелось никому.

— Ещё чуть-чуть! — душераздирающе зевнул Арам Домбаян. Денис Квасников, а попросту — Дёма, натянул на голову одеяло. Серёжа Сёмочкин забурчал во сне и перевернулся на другой бок. Миша лежал на своей кровати и смотрел в потолок. Подъём всё равно неизбежен, а сопротивляться неизбежному глупо, считал он. Единственное, что его действительно удручало, — это предстоящая после линейки пробежка вокруг территории лагеря, обещанная физруком ещё вчера. Бегун из Миши был так себе. Весьма и весьма так себе. Не то чтобы в шестом отряде «Искателей» все были сонями и лентяями, вовсе нет. Просто так уж сложилось, что в эту смену в лагере «Солнышко» именно на долю шестого отряда выпало так много странных происшествий и приключений, что поспать было совершенно некогда. Вот и сегодня ребята всю ночь бродили по лагерю, а потом неожиданно познакомились с его старым хранителем — бывшим банником Семёном, который звал себя теперь лагерным. Лагерный — совсем как домовой, только живёт в детском лагере и «присматривает» разом за десятком жилых корпусов, а ещё за столовой и пляжем.
— Живо вставайте! — разъярился наконец вожатый. — Я... я сейчас Ксюшу позову... Нет! Клавдию Аркадьевну!

Угроза была страшной. Старший воспитатель, худрук лагеря и вожатая младшего, седьмого, отряда Клавдия Аркадьевна Трамболюк по прозвищу Тромбон не гнушалась называть «цыплятками» и кормить с ложечки взрослых девятилетних людей. Видеть её в собственной палате ранним утром было бы уж слишком.

Миша решительно откинул одеяло и сел. Начиналась его вторая неделя в лагере.

— С сегодняшнего дня мы начинаем подготовку к одному из главных событий смены — родительскому дню! — Директриса Зоя Валерьевна Ногаева, или Нагайна, как называли её почти все (разумеется, исключительно за глаза!), была на построении, как обычно, подтянута, свежа и сурова. — Вы должны показать родителям, как выросли и загорели, чему научились. Ввиду того что некоторые пока не научились ничему, в Красном уголке снова стоят наказанными господа Грохотовы из шестого отряда. Имейте в виду, эта ваза была мне дорога. Правда, простоят они там недолго, поскольку в отряде «Искателей» кандидатур на это почётное место много. Сегодня необходимо наказать также господ Славина и Домбаяна и юных леди Гасанову и Величко. Возможно, после того как шестой отряд образумится, он сможет также начать подготовку к родительскому дню. Клавдия Аркадьевна уже приготовила для вас программу...
— А тебя-то за что? — шепнул Миша стоящему рядом Араму. Сам он, как и все остальные наказанные, убегал в тихий час из корпуса и был пойман директрисой с поличным. Неразлучные приятели Дима Доброхотов и Митя Гроссман, которых Зоя Валерьевна прозвала «Грохотовы», ещё и разбили старинную вазу в кабинете директрисы. Как они туда попали и что рассчитывали найти, Миша предпочёл не спрашивать.
— За свободомыслие, — с невинным видом ответил Арам, — и смелость в экспериментах. Как Миша узнал по дороге в столовую, у будущего великого учёного Арама закончились взятые с собой из дома книги. А когда юному гению нечего почитать, это настоящая катастрофа. Некоторое время Арам слонялся из комнаты в комнату, ища себе занятие, а затем решил провести научный эксперимент. Из кандидатов в подопытные в корпусе были только ребята из отряда, вожатые и его собственная черепаха по кличке Че. Поскольку ставить опыты на животных Арам считал негуманным, в качестве подопытных он выбрал девочек. В чём именно заключался эксперимент, Арам так и не признался, туманно сообщив, что он пытался измерить «скорость мыслительных реакций и формирования условных рефлексов в условиях стрессовой ситуации». Впрочем, завершить опыт и сделать из него какие-либо выводы ему всё равно помешали, поскольку Эля совершенно антинаучно позвала на помощь вожатых.

С пробежкой не задалось с самого начала. Физрук Михаил Евгеньевич бодро бежал первым, время от времени отходя в сторону, чтобы не упустить из виду отстающих. Рядом с ним бежала не ведающая ни страха, ни усталости Антонина Гаврина — Тоха из младшего отряда. Её кое-как обрезанные рыжие волосы постоянно падали на лоб, и Тоха недовольно их отбрасывала. Изредка её удавалось обогнать одному из Грохотовых. Следом длинной цепочкой растянулись шестой и седьмой отряды — с первого по третий классы. Где-то в середине трусил Мишин извечный враг — Дёма Квасников. Он иногда оглядывался назад, чтобы скорчить Мише презрительную рожицу или бросить в него мелкий камушек. Камушки, впрочем, до Миши всё равно не долетали: между ним и Дёмой оказался весь младший седьмой отряд. Миша бежал одним из последних, часто останавливаясь, чтобы отдышаться, и периодически переходя на шаг. В школе физкультура никогда не была Мишиным любимым предметом. Рядом с ним бежали только худенький и мелкорослый Арам Домбаян, рыхлый и полный Серёжа Сёмочкин да ещё самый маленький мальчик из седьмого отряда, впрочем, периодически обгонявший всех троих старших ребят.

«Если меня обгонит Сёмочкин, это будет уж слишком», — думал Миша.

— Не отставай, тёзка! — Физрук материализовался откуда-то прямо рядом с Мишей. — Лучшему бегуну сегодня полагается награда!
— Я стараюсь! — пропыхтел Миша, мрачно решив про себя, что физрук над ним просто издевается. Тот, впрочем, уже снова убежал далеко вперёд. Возле стены корпуса шестого отряда Арам внезапно замер — да так неожиданно, что бежавшие сразу за ним Миша и Серёжа буквально врезались в него.
— Ай! Ты чего? — Серёжа, едва не упав, зацепился за ветку росшего рядом куста.
— С ума сошёл? — поддержал его Миша. — Финиш скоро, и так последние, а ты ещё тормозишь!
— Тихо! — Арам поднял руку в успокаивающем жесте. — Есть идея!
— Да некогда твои идеи обсуждать! — возмутился Миша.
— Ну, как хочешь... раз так, оставайся последним. А я считаю, что физподготовка всегда проигрывает интеллекту, — с этими словами Арам резко свернул с беговой дорожки и направился к своему корпусу.
— Стой... ты чего задумал? — Миша, собиравшийся уже махнуть на Арама рукой, начал о чём-то догадываться. Они с Серёжей переглянулись и, не сговариваясь, кинулись догонять Арама. Остальные ребята, успевшие убежать довольно далёко вперёд, не обращали на них внимания. Впрочем, был среди них один — тот, кто редко упускал случай насолить Мише и очень радовался тому, что тот отстаёт...
— Вы понимаете, — рассуждал Арам, неторопливо бредя к корпусу, — финиш у нас где? За главным корпусом. То есть на противоположном конце лагеря. Если верить Евклиду, кратчайший путь между двумя точками — прямая. А беговая дорожка идёт по дуге, в обход лагеря. Значит, чтобы не оказаться последними, нам нужно всего лишь срезать путь. Правда, тут есть небольшая

проблема: если мы просто в открытую побежим через лагерь, нас обязательно заметят все. Но! Если появиться перед самым финишем — из главного корпуса... из стены главного корпуса! Если нас кто-то и увидит, то глазам своим всё равно не поверит... Понимаете? Миша уже всё понял. Как и Серёжа, разумеется. Им всего-навсего был нужен тот, кто умеет ходить сквозь стены.

 В самых обыкновенных квартирах самых обыкновенных современных многоэтажных домов обитают необыкновенные существа — квартирные. Они присматривают за тем, чтобы был в доме уют, а в семье — мир и лад. Могут иногда и безобразничать, конечно, — если хозяева-люди им не очень-то нравятся. А видеть домовых, квартирных и прочих необычных существ — например русалок или того же банника-лагерного — могут только те, кто способен в них поверить. Чаще всего это дети. Лишь иногда — редко-редко —

встречаются и среди взрослых настоящие романтики, готовые поверить в сказку. Есть у квартирных ещё одна особенность — все они запросто могут ходить сквозь любые стены. А если взять квартирного за руку, то можно пройти сквозь стену вместе с ним. Так сложилось, что Миша Славин, уезжая в летний лагерь, нечаянно взял с собой своего квартирного — юного Терентия Закроватного. Теша Закроватный был существом застенчивым и очень упитанным. Ещё его отличали мягкий пушистый мех светло-сиреневого цвета, длинный хвост и большие уши. Словом, самый обыкновенный квартирный. Тот факт, что под кроватью у Миши обитает странное мохнатое светло-сиреневое существо, не мог долго оставаться тайной для других ребят из отряда. Ведь здесь, в отличие от родной квартиры, полным-полно тех, кто умеет видеть чудеса, — детей! Так что теперь о существовании квартирных было известно всему шестому отряду.

 — Ну, я не знаю, — возмущённо бубнил Теша, недовольно подёргивая хвостом, — это опять из дому выходить мне, чего удумали. Никакого покою с вами! Теша Закроватный был большим домоседом и терпеть не мог открытых пространств. Собственно, до этой поездки в лагерь он вообще ни разу не покидал родную квартиру.
— Я тебе последнюю шоколадку отдам! — сулил Серёжа Сёмочкин, чей рюкзак всегда был набит сладостями.
— Нету у тебя уже шоколадок, — просветил Теша. — Я точно знаю, сам последнюю того... ну, не важно...

Возмутиться Тешиным поведением Серёжа не успел, поскольку в этот момент дверь комнаты снова открылась.
— Ну и чё вы тут собрались, лузеры?

Денис Квасников единственный из всех заметил, как трое ребят свернули с дорожки. Приходить к финишу последним — с «лузерами» — ему совсем не хотелось. Но ведь они точно что-то задумали! После недолгих раздумий Дёма незаметно отстал от остальных и проскользнул в корпус своего отряда.

Арам оглянулся на Дёму и недовольно нахмурился.

— Ладно. Времени нет спорить. Бегом! Теша! — С этими словами он схватил упирающегося Тешу за пухлую лапку и побежал прямо в стену. Миша едва успел ухватиться за другую руку Арама, в него самого вцепился Серёжа Сёмочкин, а спустя секунду они все вместе вывалились на траву по другую сторону стены. Миша оглянулся: Дёма, вращая глазами, крепко держал в руках кончик Тешиного хвоста. «Ох, и достанется ему потом от Теши», — злорадно подумал Миша, отлично знавший, как трепетно относятся квартирные к своим хвостам, и как они способны испортить жизнь человеку, вызвавшему чем-то их недовольство. Впрочем, сейчас Теше, кажется, было не до хвоста: от неожиданности он и в самом деле кинулся бежать, да с такой скоростью, что ребята едва поспевали за ним.

— Я вам на всю ночь кошмаров нашлю! Всем! И комаров! И этих... клопов постельных! — обещал Теша на бегу. Миша надеялся, что квартирный к вечеру успеет забыть свои угрозы.

— В общем, главное — сразу замешаться в середину. Если будем в первых рядах — нас заметят, а нам этого не надо, — на бегу наставлял друзей Арам. Миша молчал, пытаясь сберечь дыхание. Серёжа только пыхтел — кажется, он уже не мог говорить. Что до Дёмы, тот как-то очень довольно ухмылялся. Путь до главного корпуса прошёл без приключений: никто не обратил внимания на компанию, перебегающую от одного здания к другому.

Не останавливаясь, ребята вбежали в главный корпус сквозь стену, намереваясь промчаться сквозь здание и выйти с другой стороны. Правда, в коридоре им всё-таки пришлось остановиться: Арам буквально налетел на техничку, которая мыла полы.

— Ой, батюшки! — Глаза у технички сделались невероятно круглыми. Тешу она, конечно, видеть не могла. Зато прямо на её глазах четверо мальчиков выскочили из стены! — Батюшки-светы! Техничка, держась за швабру, медленно осела на мокрый пол, продолжая подслеповато моргать.
— Извините! — попытался исправить положение Миша.
— Да чё там! — вклинился Дёма.
— Не обращайте внимания! — посоветовал Арам. — Понимаете, это всё от жары. Повышенное давление! Но нам пора! Извините!

С этими словами он потащил остальных дальше.
— Батюшки-светы, — снова пролепетала дрожащими губами техничка, когда четверо мальчишек исчезли в противоположной стене. Потом она подняла руку, чтобы перекреститься, передумала и вытерла лоб краем халата.
— Пора в отпуск! — сказала она куда-то в глубину коридора. — Пора!

Подпишитесь на наши новости