Главное

Новости

Отрывок из книги «Снежинка»

2 января, 2019

Снежинка родилась морозной зимней ночью высоко в небе, очень далеко от земли. Случилось это в одно мгновенье. Сначала была тяжёлая серая туча, которую ледяной ветер гнал над вер¬шинами гор. Потом повалил снег.

И вот уже там, где только что ничего не было, летела к земле Снежинка, а с нею множество её братьев и сестёр.  Они летели, летели, летели... Словно лёжа в уютной колыбельке, которую качал ветер, игравший с ней, как с пёрышком, подбрасывая, роняя и снова ловя, Сне­жинка медленно опускалась в незнакомый мир. Она не помнила, как родилась. Будто проснулась после долго­го-долгого сна. Только что тебя нигде не было — и вот ты здесь и, кружась, ныряя, паря, падаешь, падаешь, па­даешь...

«Значит, это я, — подумала Снежинка. — Откуда же я взялась? Кем была прежде? Где была? Куда теперь лечу? Кто, интересно, и зачем создал меня и моих бра­тишек и сестёр?».

Ответа не было. Ветер на такой высоте дует без­звучно, небеса безмолвны, даже на земле становится тише, когда начинается снегопад.  Рядом, повсюду, сколько видел глаз, летели мириа­ды других снежинок. Они тоже молчали. Надо же, по­думала Снежинка, у меня столько родни, а я почему-то чувствую себя одиноко.  Но не успела она так подумать, как вдруг ощути­ла, что окружена чьей-то любовью, лаской и заботой. Чувство это делалось всё сильней, и Снежинке стало тепло и спокойно на сердце. Она больше не чувство­вала себя одинокой. Ей было радостно и не страшно — она теперь знала, что кто-то любит её. Но кто это, за­чем он её создал, почему так добр к ней — не понимала. А ей бы так хотелось понять, чтобы отплатить ему лю­бовью! Что ж, подумала Снежинка, наверное, узнаю всё, когда путешествие закончится. Во тьме, окружавшей её, занялся рассвет. Небо сде­лалось синим, как сталь, потом серым, потом жем­чужным, и Снежинка увидела себя. Она была нежной и лёгкой, как ветер, который её нёс. Она была прекрас­на. Она состояла из тысячи тысяч прозрачных кристал­лов, как осколок хрусталя или клочок сахарной ваты, из крохотных звёзд и стрел, квадратов и треугольни­ков льда и света, как окна в церкви. Она была подобна цветку с искрящимися лепестками, кружеву, брилли­анту. Но что важнее — она была собой. Не такой, как другие снежинки. И все они, все эти миллионы снежи­нок, хотя и родились в одной туче, тоже были разными.  Снежинке захотелось сказать спасибо тому, кто со­здал её такой красивой, и спросить, как ему удалось в мгновение ока сделать столько прекрасных, как дра­гоценности, и притом неповторимых снежинок. Долж­но быть, он великий мастер. Сколько любви, труда и терпения надо было вложить, чтобы снежинки вышли совершенными и не похожими друг на дружку.

В вышине, откуда так долго летела Снежинка, дул ледяной ветер и было ужасно холодно. Но теперь она почувствовала, что становится теплее, ветер стиха­ет. Её больше не качало и не подбрасывало. Снежин­ка падала всё медленнее и медленнее, тонула в сладкой дремоте и понимала сквозь дрёму, что полёт подходит к концу.

И действительно: скоро внизу стали различимы тёмные громады гор в снежных шапках, застывшие леса и на склоне одной горы — деревня с домами, са­раями и церковью, у которой был купол в форме лу­ковицы. Снежинкины братья и сёстры цеплялись за всё, что попадалось на пути, и оставались на скалах, ветвях, крышах, заборах, на мохнатых бровях старика, который куда-то шёл в этот ранний час. А Снежинка мягко, как в перину, приземлилась на поле у околицы — и путе­шествие закончилось. Снегопад почти сразу перестал. Начало светать. Снежинка во все глаза смотрела по сторонам. Пря­мо перед ней была церковь с куполом-луковицей, чуть ниже — школа и домики с остроконечными крышами. Вдоль карнизов шли разноцветные росписи, деревян­ные резные балконы опоясывали вторые этажи, в ко­торых там и тут тёплым светом загорались окна. Над трубами показались струйки дыма и потянулись к небу в синем безветренном воздухе.

Неподалёку стоял дорожный указатель в нахлобу­ченной снежной шапке. От того, что туда приземли­лись снежинкины братья и сёстры, снег осел ещё ниже и закрыл надпись, так что Снежинка могла прочесть только окончание: «...айзенберг».  Но как бы ни называлась деревня, Снежинка обра­довалась, что приземлилась именно здесь, а не выше по склону, где среди угрюмых скал стояли редкие деревья и веяло холодом и одиночеством.

Ветер разогнал облака, небо прояснилось. А потом случилось удивительное.  Снежная вершина высокой горы на той стороне до­лины вдруг стала бледно-розовой. Цвет медленно рас­пространился на соседнюю вершину и ещё на одну. Розовыми стали небо, горы, деревья, их цвет отрази­ла бегущая далеко внизу река, зарделся румянцем снег, и даже воздух сделался розовым. Весь мир как будто превратился в зеркало, отразившее розу.  Снежинка увидела, что и сама утратила белизну; её, как всё вокруг, тоже окрасила нежная акварель зари.  А потом зарево над вершинами сделалось огнен­ным, рыжим и жёлтым, и свет широким потоком мед­ленно потёк по склонам гор. Синие тени на его пути посветлели и растаяли, и наконец всё, всё вокруг заго­релось золотом под лучами взошедшего солнца. 

Издалека послышался звон бубенчиков. «Как пре­красно», — подумала Снежинка и чуть не заплакала от восхищения. Это был её первый рассвет.

Отрывок из книги «Снежинка».

Подпишитесь на наши новости