Главное

Новости

Отрывок из книги «Приключения дракона и кота»

4 января, 2020

Обычный рыжий кот по имени Кот однажды находит необычное яйцо и спасает его от колдуньи. Теперь Коту придётся стать почти родной матерью. Ведь у несмышлёного дракончика, появившегося из яйца, больше никого нет. Кот мечтает стать волшебником и даже знает способ это сделать. Но страшный враг вмешивается в его планы. Удастся ли Коту исполнить мечту и уберечь от беды маленького дракона?

Внезапное яйцо


≪Хорошо мне, коту, — думал Кот, потягиваясь на подоконнике бревенчатой избушки. — Только…плохо! Волшебная книга у меня есть, а проку от неё нет. Да ещё с Глафирой что-то странное происходит≫.
— Хорошо тебе, коту! — раздался голос за окном. — Хочешь — варенье лопай, хочешь — яблочко жуй...
— Где у меня варенье?! — возмутился Кот. — Глафира этим летом ни одной баночки не сварила! Лес, говорит, не тот стал. А по мне — она стала не та. Как приехала из отпуска, узнать её не могу. Раньше, бывало, сядет рядом, погладит меня, стишок прочтёт. Про кота на дубе я особенно любил. Теперь всё гулять выпроваживает и нервная какая-то: чуть что, сердится. А с кем я говорю, кстати?
— Со мной! Дай яблочко! Кот нашёл глазами яблоко и шевельнул бровями. 
Яблоко проплыло по комнате, пересекло подоконник, резко ухнуло вниз и откатилось. За пределами избушки левитация не действовала. Зато стало слышно, как работают чьи-то челюсти, смачно хрустя сочной мякотью.

— Врёт твоя Глафира, — донеслось сквозь хруст, — лес у нас отличный! Живности много. Хорошей и разной. Всё как положено! А вот изба у вас — не очень.
— Тоже мне… — протянул Кот. — Изба! В ней уже месяц не подметали. Глафира не разрешает. Мигрень у неё, видишь ли, образовалась. Шагу не ступи. Ты, кстати, откуда?
— Оттуда! И вот что я тебе скажу, мохнатый: неладно дело!
Кот вздохнул. Он и сам чуял, что неладно. Всё вокруг испортилось. Начиная с избушки, которая то и дело чихала от собственной пыли.
— Слышь, избушка! — сказал Кот. — А повернись ты хоть бы и к лесу задом! 
Избушка немного подумала и качнулась.
— Обиделась, — Кот спрыгнул с подоконника. — И правильно! Совсем Глафира тебя запустила. Не печалься, я тебе сейчас полы помою. Кот полез под лавку и, пыхтя, вытащил старое эмалированное ведро с деревянной ручкой. В нём почему-то лежало сено. Кот потыкал сено лапой и нахмурился. Оттуда, из глубины, что-то еле слышно царапалось в ответ. Аккуратно приподняв верхний слой, Кот уставился в ведро. Огромному салатовому яйцу там было совершенно нечего делать!
— Это ещё что такое?! — не выдержал Кот.
— Это проблемы! — сурово отозвались за окном. — Большие проблемы! Удирать надо, мохнатый!
— Куда? — Кот растерялся.
— В нору! Есть у тебя нора?
— Надо спросить.
Кот задумчиво разглядывал яйцо. Теперь понятно, почему Глафира не убиралась. А вчера приволокла огромный казан, в два раза больше ведра. Зачем? На улице нетерпеливо всхрапнули.
— Слушай, — Коту стало интересно, — а для чего нора?
— Не глупи! — возмутились за окном. — Где ещё ты будешь крокодила высиживать?
— Крокодила?! — Глаза у Кота округлились. — Откуда ты знаешь?
— Не знаю. Но хорошо, что ты высиживать не отказываешься! И потом, всякому ясно, что из большого зеленого яйца вряд ли появится маленькая весёлая перепёлочка! Ещё есть вопросы?
— Ах да! — вспомнил Кот. — Есть у меня нора?
— Ты обалдел, мохнатый? Глафира твоя, как в сказках говорят, уже, наверное, в ступе домой торопится. Бери запасное помело да заметай следы!
— Подожди ты командовать! — Кот рассердился. — Ну что она сделает?
— Сожрёт! Точно тебе говорю! Или ещё как-нибудь угробит. У неё в роду знаешь по женской линии сколько народу умом тронулось? Кто лягушек лопал, кто мир порабощал, лорики-ёрики там всякие, пикапу-трикапу... Троюродная прабабка вообще отмороженная была: заманила пацана, чтобы превратить его сердце в кусок льда. Его потом девчонка спасла. Теперь настал твой час спасания! Думаешь, зачем Глафире яйцо?
— Может, нашла…
— Правильно! Нашла. Для воплощения коварных замыслов! Или просто сожрать.
Кот взглянул на здоровенный казан и сдвинул брови. В яйце в это время что-то тихонько гукнуло.
— Маленький! — ласково сказал Кот и сам себе удивился. — Я не дам тебя в обиду, будь ты даже крокодил.
Эй! — крикнул он в окно. — А вы не могли бы…
— Не могли! — раздалось издалека.
Кот метнулся на печку и вытащил своё единственное богатство — волшебную книгу. Он обернул её куском тряпицы и засунул поглубже в холщовую котомку. Немного подумал, позвенел чем-то в шкафчике для инструментов, снова обошёл вокруг яйца, вздохнул и потащил ведро к выходу. За поляной зеленел лес, а дальше — Кот сощурил янтарные глаза — чудеса и всякие королевства. Некоторые Кот повидал, когда ездил с бродячим цирком. Про цирк он вспоминать не любил: обращались с ним неласково, обижали часто. Хорошо хоть кормили иногда. Полуголодный Кот дожёвывал объедки и думал, как вырастет и докажет! Что докажет, он и сам не знал. Потом его увидела Глафира и забрала к себе. Хватит, сказала, делать посмешищем гениального кота. Не годится, сказала, чтобы столько ума и ценного меха бездарно ходили по верёвке в красном колпачке. Кот подозревал, что она применила гипноз: владелец цирка отдал его беспрекословно.
Правда, на его месте Кот бы и сам себя отдал. Ну какая в нём ценность? Но Глафира так не считала.
— Запомни, — объяснила она Коту. — Кот — это не просто так!
Кот уже и сам знал, что хочет быть не просто котом, а особенным. Поэтому спросил, можно ли посмотреть снизу вверх через бок. После чего попытался это проделать, запутался в лапах и упал, поймав зубами собственный хвост.
— Молодец! — похвалила его Глафира. — Настоящий Кот! Пора домой! 
Дома было чудесно. Глафира развлекала своего любимца простыми
магическими трюками: показывала мультики на стене или складывала песок в причудливые замки. Кот балдел. С самого детства он хотел стать котом, творящим чудеса. И выходить на арену не для украшения номера, а как главный исполнитель — маг и волшебник суперкот. Однажды он заикнулся об этом в цирке, но владелец так хохотал, что Кот забился под лавку и зажал уши лапами. Теперь, когда бродячий цирк и выступления за еду остались в прошлом, Кот мечтал совершить волшебный подвиг. Спасти кого-нибудь от ужасного врага или сделать такое, чего ни один кот до него не смог. Есть же магические свойства у пегасов и единорогов. Может, и у Кота они есть?! Если бы волшебная книга работала, Кот давно бы всё выяснил. Но книга была неисправна, и Кот горевал.
Огорчало Кота ещё и то, что он рыжий. Кто поверит, что обычный рыжий кот способен на магию?
≪Угораздило же меня, — думал Кот, — родиться таким неказистым. Что за позорный окрас для кота колдуньи! Даже глаза — и те не зелёные. Обыкновенные жёлтые глаза ничем не примечательного кота…≫ Он нестерпимо завидовал всем чёрным котам, даже самым облезлым. Им хорошо, они уже по цвету немного волшебные. А если ты рыжий, где в тебе магия? Однажды Кот залез в печку и вымазался сажей. Он ходил довольный целых два часа, пока не пришла Глафира.
 
— Бестолковый! — сказала она, намыливая Кота в тазу. — Сила твоя — вот здесь!
И колдунья легонько постучала ему пальцем между ушей.
— Дался тебе этот цвет, — Глафира ласково подула Коту в нос. —
У тебя, мой милый, недюжий умище.
Кот отфыркивался и тряс головой.
— Почему бестолковый, если умище? — спросил он.
— Потому что ты — прекрасный рыжий кот! — объявила Глафира. — Просто надо поверить в себя!
А Кот подумал: ≪Хорошо ещё Рыжиком не назвала! Кот — это хотя бы звучит гордо≫.
Глафира Коту нравилась: немолодая, но симпатичная. Колдуньей она была доброй и избушку построила неплохую. Зачем-то, правда, на курьих ногах. Объяснила семейной традицией. Кот не стал спорить: главное, что эти ноги не брыкались. А могли бы! Потому что на самом деле никто никогда точно не знал, какими свойствами будет обладать новый дом.
Конечно, волшебники пытались это контролировать, но целенаправленное колдовство ни к чему не приводило. Дома в лесу оказались с характером и слушаться не желали. Один дом, например, раз в неделю выкидывал кренделя. Каждую субботу он распахивал окна, из которых под весёлую музыку вылетали пироги с повидлом, бублики с маком, плюшки с корицей, кренделя с творогом и даже сухари с изюмом. Лесные обитатели очень этому радовались. Некоторые приносили с собой сачки. Плюшки их почему-то особенно любили и сами туда набивались. Непойманные пироги собирались в стаю и ровным клином летели за горизонт. Другой дом построил волшебник, который хотел сберечь что-то ценное и очень боялся воров. Когда в перила забили последний гвоздь, выяснилось, что попасть в дом нельзя: все ручки наглухо заклинило. Печальный волшебник стоял на крыльце и робко стучался в собственное жилище, пока не пришла его мама — учительница литературы. Она уже тридцать лет работала в школе, и даже отпетые хулиганы не смели при ней баловаться. Колдовать она не умела, зато умела делать строгое лицо. Увидев маму, дом задрожал и забыл про двери.
— Так! — сказала мама, оглядывая собравшихся зевак. — Здравствуйте, садитесь!
Никто и не подумал перечить. Даже лесные воришки, подтянувшиеся на слух о сокровищах, вылезли из укрытий и покорно расселись на поляне.
— Глазам не верю! — восторженно закричала мама из дома. — Какое богатство! Мы просто обязаны этим поделиться! Началась суматоха. Самые жадные немедленно протолкались ближе к крыльцу.
— Ну надо же! — Мама выбежала к сыну и расцеловала его. — Сказки в сорока томах! Прекрасное
издание! Мы немедленно начнём читать. Куда?! — требовательно остановила она разбегающихся хитрецов. — Я ещё никого не отпускала! Сейчас мы все сядем прямо и будем внимательно слушать. 
Кот тоже послушал. Лучше всего он запомнил про чудеса. Один князь, например, запросто оборачивался в шмеля, а царевна-лебедь — в прекрасную девушку. ≪Коты непременно должны уметь что-то похожее≫, — подумал Кот. Они вообще сильно насчёт всего соображают, это ещё Кот в сапогах доказал. Просто, как говорит Глафира, надо больше верить в себя. Кот очень старался, но пока получалось неважно.
Чудесное свойство дома, из которого только что ушёл Кот, он сам и обнаружил. Именно он первым переступил порог новой избушки и увидел в углу наглую мышь. ≪Мне!≫ — пронеслось в голове Кота.
Прежде чем он успел поднять лапу, мышь оторвалась от пола, просвистела в воздухе и влепилась Коту в лоб, опрокинув его навзничь. Так выяснилось, что в избушке отличное левитационное поле. Иногда Кот представлял, будто он сам двигает предметы, как настоящий волшебник. Чаще всего он двигал волшебную книгу. Как только Глафира уходила, Кот сразу заставлял книгу подлетать к нему и открываться. Правда, что с ней делать, непонятно. Все страницы — пустые. Кот крутил так и этак, снова и снова листал, обнюхивал, разглядывал под лупой… Бесполезно. Чистые листы, ни одного слова. Только на внутренней стороне обложки надпись чернилами:
≪Станет волшебником тот, кто до конца прочтёт. В тайне меня держи, я изменю твою жизнь…≫
Жизнь Кота после книги и правда сильно изменилась: большую часть времени он стал проводить на печи. Глафира думала, что он, как все коты, любит погреться. И напрасно — Кот лазил на печь читать. Там, в старых вещах, он прятал книгу, в которую заглядывал по десять раз на дню. Иногда не выдерживал и ночью. ≪А вдруг, — боялся Кот, — пока я сплю, на пустых страницах появятся слова…
Ведь они не будут ждать! Может, помаячат и пропадут. Из хитрости какой-нибудь волшебной≫. При этой мысли Кот, как бешеный, взлетал в темноте на печь, закапывался в гору старья, выуживал книгу и… Нет! Ему ещё ни разу не удалось поймать даже самого короткого словечка. Шум будил Глафиру, она сердилась и называла Кота наказанием.
Время шло, книга не читалась, Кот грустил. ≪Неужели, — думал он, — только люди могут колдовать? Нет-нет, это, должно быть, выдумки! Обмолвился кто-то, что животным нельзя. А на самом деле котам очень даже можно!≫ Ведь тот, кто подарил книгу, прекрасно видел, что Кот — это кот. Мало того, даритель был волшебником и ошибиться не мог. ≪Держи! — сказал он. — Подрастёшь, пригодится!≫ Кот давно подрос и знал каждый сантиметр книги вдоль и поперёк. Он помнил царапинку на коричневой обложке и потёртый нижний уголок. Некоторые страницы были замусолены сильнее других, словно по ним задумчиво водили пальцем. Кое-где на полях остались следы карандаша. Книгу явно читали. С усердием, помечая трудные места. И только он, Кот, не разглядел ничего. Этим утром, как раз до обнаружения злосчастного яйца, Кот в миллионный раз открыл книгу. Пошелестел страницами и вздохнул. Потом жалобно мяукнул и вытащил из коробки с мелочами огрызок карандаша. По старой детской привычке он погрыз карандаш и, прикусив язык, вывел на белом листе: ≪Каждый кот имеет право на чудо!≫ Он подул на буквы и, довольный, кивнул: теперь есть что прочесть.
Погрузившись в воспоминания, Кот забыл, куда и зачем идёт. В яйце поскреблись, и Кот испуганно заморгал. ≪Что я наделал?! —изумился он. — Я же просто кот! И без Глафиры вообще ничего не могу≫. Мысль о Глафире, так внезапно озверевшей, расстроила его окончательно.
—Сиротинушка я теперь, — пожаловался Кот и заглянул в ведро. — Но ты-то нет. Ты со мной.


Отрывок из книги «Приключения дракона и кота»

Подпишитесь на наши новости