Шерстяная куча

20 Ноября, 2018

Отрывок из произведения «Книга Кролика про Кролика с рисунками и стихами Кролика. Фея-колтунья и волшебный портал».

Предисловие

Привет! Привет! Привет! Это я, твой лучший друг Кролик! Ну, тот самый, который живёт в Скверном лесу, коллекционирует носки и переписывается с друзьями со всего света!

Тот самый Кролик, который не раз попадал в удивительные истории и ещё сто раз попадёт туда же. Представляешь, ты держишь в руках вовсе не книгу. По правде говоря — это мой тайный дневник! Дневник Кролика. Ну вот, я рад, что ты меня узнал. А если не узнал, то обязательно узнаешь. Обычно книги про меня пишет один мой знакомый — зануда лось по фамилии Можжевельник. Делает он это очень медленно, пишет как кура лапой, то есть как лось копытом! Вот умора! Вообще-то он пишет не совсем про меня — больше про двух сыщиков, которые вечно путаются у меня под лапами. Так что я решил взяться за дело сам. Стать сыщиком и написать про себя книгу. Тем более что подвернулся такой подходящий случай — я напал на след настоящего преступления! И похоже, это преступление совершил… Не буду забегать вперёд. Лучше ты всё узнаешь по порядку. Нет, мне не удержаться! Всё-таки скажу! Мне кажется, это преступление совершил тот, кто владеет магией! Так, ладно, молчу-молчу, то есть пишу-пишу, как на самом деле всё было! Запасайся чаем или какао, печеньем, тёплым одеялом или холодной подушкой и приготовься читать, слушать или просто сидеть в углу комнаты с этой книгой на голове! Ну, я начинаю…

ГЛАВА 1. Шерстяная куча

Сейчас ты узнаешь одну из самых занимательных и поучительных историй. Это история о том, как я почти стал магом, а мой друг бобёр Бобрович отыскал свою фею. Всё началось, как обычно, с маленькой ерунды, а закончилось такой большой ерундищей, что я до сих пор удивляюсь, как сумел сохранить рассудок! Скажу сразу, во всём виноват бобёр: это он за мной увязался, а не я за ним. Он, правда, говорит, что вся эта кутерьма произошла из-за меня. Дело было летом. Как-то раз я одолжил у бобра его двухколёсную тачку. Ну, как одолжил — просто взял покататься. Хотел проехать с ветерком к озеру. Настроение у меня было просто прекрасное. До того момента, как тачка, грохоча и подпрыгивая, с бешеной скоростью понеслась с вершины зелёного холма прямо к воде. Вот тут я перепугался! И разозлился на Бобровича. Почему он не повесил предупреждение, что нельзя ездить в тачке, у которой нет руля и тормоза? Тоже мне, друг. Тачка развила такую скорость, что все кусты и деревья слились в одно зелёное пятно. Я что есть мочи вцепился в борта, уши мои хлопали на ветру. Сквозь грохот я расслышал крик бобра Бобровича. Он бежал наперерез, широко расставив лапы и выпучив глаза так, словно пытался испугать тачку.

— Стой! Сто-о-ой!

Но тачку бобром не испугать. Её колесо наскочило на камень, меня подбросило вверх, но лап я не разжал. Тачка резко свернула в сторону, осыпав Бобровича землёй. И снова понеслась, теперь уже в лес. И тут меня ошеломила мысль. Я ведь мог врезаться в дерево и сломать его! Звери бы меня осудили, а Крысс из общества «Зелёная чистоплотность» заставил бы целую неделю ходить на его скучные лекции о том, как нужно беречь природу. Настало время решительных действий. Выждав момент и выбрав самую мягкую кочку, я прыгнул и приземлился точнёхонько в густой мох. Хотя, если честно, промазать было трудно, так как мох был везде. Тачка наехала на камень и с грохотом завалилась набок. Наступила тишина. Лишь поскрипывало крутящееся в воздухе колесо тачки. Потом и оно умолкло. И вдруг прямо надо мной кто-то громко всхлипнул. Я медленно поднял голову и увидел на пне большую кучу чёрной шерсти. Всхлипывания и вздохи раздавались прямо из неё! Представляете? Тут подбежал Бобрович, он упёрся лапой в ствол ближайшего дерева и попытался отдышаться.

— Фу-ух, ну ты даёшь, — пробормотал он, — гонщик.

Куча шерсти вздрогнула, и из неё выкатились две слезинки. Я замер от страха, чувствуя, как по спине забегали перепуганные мурашки. Да вы сами понимаете! Даже от маленького плачущего клубка шерсти можно в обморок упасть, а тут целая куча.

— Ах! Ох! — Куча чёрной шерсти всхлипнула совсем уж душераздирающе.

Бобёр забыл про свою одышку и уставился на непонятное чёрное нечто. А мне стало совестно. Как я могу пугаться, когда кто-то так горько завывает.

— Здравствуй, куча, — сказал я как можно беззаботнее. — Ты чего ревёшь? Ты же вся промокнешь!

— Это кто ещё куча!

К моему удивлению из шерсти показалась чёрная мордочка с большими заплаканными глазами.

— Ты куча, — объяснил я. Я подумал, что от горя она позабыла, кем является. И добавил: — Вполне себе шерстяная куча.

— Вовсе я не куча! — мордочка гневно нахмурилась. — Я — фея добра!

— Фея бобра? — к Бобровичу вернулся голос. Глаза его сверкнули. — Какое счастье! Я всегда мечтал встретить фею бобра.

— Разве могут феи быть кучами? — полюбопытствовал я.

— Не знаю, чем там могут быть другие феи, а я — овца.

Теперь из чёрной шерсти показались копыта. Одним овца поправила завитки на макушке, другим смахнула слёзы. Потом достала из-за спины остроконечную шляпу и надела её на голову. 

Я никогда не видел настоящих фей. И тут же поспешил сообщить об этом.

— А я никогда не видела хм… таких, как вы, — ответила она.

— Я — Кролик, а это — мой друг бобёр Бобрович.

— Да, я никогда не видела кроликов и бобров.

— Ну вот, теперь ты нас увидела, и мы можем стать друзьями! Хочешь, я напишу тебе письмо? Я радостно засмеялся. Но фея вдруг поморщилась.

— Нет, — пробормотала она. — Никакого письма мне писать не нужно. Потому что я не смогу его получить!

— Как так? — удивился бобёр, — почта у нас прекрасно работает. Хрюновая почта свиньи Хрюни.

— Я не смогу получить письмо, потому что я больше никогда не попаду домой. В свой волшебный мир. — Глаза феи снова наполнились слезами.

— Да ладно, — махнул лапой Бобрович. — У нас в лесу живут самые знаменитые сыщики звериного мира — Фу-Фу и Кис-Кис. Они в два счёта тебе помогут!

— Это те самоуверенные типы из Бюро? — переспросила овца. — Я была у них. Они мне не поверили.

— Как это не поверили? — изумился я. — Ты могла бы им показать какой-нибудь фокус…

— Мешок денег наколдовала бы, например, — мечтательно добавил бобёр.

— Ах, в этом-то и проблема. — Овца горестно взмахнула копытами, из которых вдруг полетели бледные искры. — Я бы наколдовала и десять мешков. Но в вашем мире магия не работает!

Мне вдруг пришла в голову хорошая мысль.

— А предсказательница Кука? Она как раз в таких делах специалист.

— Хорошенький совет, — фыркнула овца. — Эта отвратительная птица обозвала меня шарлатанкой. Да у вас все звери злые! Чего стоит рогатая лошадь! Я к ней в замок стучалась, а она заладила: сегодня выходной, приходите завтра…

— Да, директор музея лось Можжевельник строгий, — подтвердил бобёр.

— Никому я не нужна-а-а. Вся жизнь неудача. Звери жестокие, пень твёрдый, — овца наморщила нос, снова собираясь зарыдать.

Меня словно молнией ударило. Я подпрыгнул, хлопнул лапами над головой и закричал:

— Я знаю двух отважных зверей, которые тебе нужны!

Овцефея — так я назвал нашу новую знакомую — недоверчиво глянула из-под полей шляпы.

— Тебя спасем мы! — продолжил я. — Если, конечно, ты объяснишь, что надо делать.

Я запрыгал вокруг Бобровича.

— А что, я согласен, — ухмыльнулся бобёр, — я магию очень уважаю. Особенно если она связана с мешками и деньгами.

— Небеса мне послали вас! — горячо воскликнула овца, — но умеете ли вы хранить тайны?

Мы тут же ответили хором:

— Да!

— Нет!

Бобёр даже схватил фею за копыто, чтобы она не исчезла. Овца прищурилась, потом кивнула:

— Тогда слушайте…